Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Постинг
27.01.2015 14:31 - НЕИЗВЕСТНЫЙ МОХАММЕДЬЯР
Автор: atil Категория: История   
Прочетен: 5023 Коментари: 1 Гласове:
2

Последна промяна: 22.06.2019 22:23

Постингът е бил сред най-популярни в категория в Blog.bg Постингът е бил сред най-популярни в Blog.bg

 image


Монголо-Татарские завоеватели 13-14 вв. тщательно скрывали от народа свою историю. Духовные потомки Монголо-Татар - служилые Татары 16-20 вв. продолжали и продолжают до сих пор столь же усердно скрывать историю от людей - только теперь уже не свою, а Булгарскую, подменяя историческую правду своими фальсификациями. Всем памятен скандальный, чисто служило-Татарский запрет властями РТ Булгарского школьного учебника по истории - “Родиноведение“ - в 1995 г 

Поэтому широким массам биография великого Булгарского поэта Мохаммедьяра Бу-Юргана неизвестна. Пользуясь этим, служило-Татарские фальсификаторы выдумали в 1997 г. мнимый юбилей - 500-летие Мохаммедьяра. Однако мы не стали сразу выступать с разоблачением этой фальшивки, дабы не сорвать публикацию некоторых поэтических произведений Булгарского поэта (эта публикация была тесно увязана с фальшивым юбилеем). Теперь, когда сборник поэтических произведений Мохаммедьяра увидел свет (правда, с мерзкой статьей некоего Татароведа М.Усманова), настало время убрать кучу служило-Татарского вранья о Мохаммедьяре.

Настоящий, а не выдуманный Татаристами Мохаммедьяр родился в 1502 г. Его отцом был видный Булгарский аристократ и хан Мохаммед-Амин, служивший правителям Волжско-Булгарского царства (Сеид-Эмирам из династии Ашрафидов) в качестве улугбека (губернатора) Казанского иля (иль - губерния, земля) Волжской Булгарии, а матерью- сестра Сеид-Эмира Саин-Юсуфа Саулия-бика.

Са
улию-бику вначале выдают замуж за другого Казанского губернатора - Ильхама (брата Мохаммед-Амина), но потом она вместе с ним попала в Русский плен и на Русскую каторгу. Благородный Мохаммед-Амин вызволил несчастную из ужасной Русской тюрьмы и женился на ней. Искренне полюбив нового мужа, Саулия добилась от своего брата - правителя Саин-Юсуфа согласия на занятие Мохаммед-Амином поста Казанского губернатора. По материнской линии Саулия-бика была родственницей знаменитого шаха, потомка самого Тамерлана - Закирэддина Мохаммеда, более известного под именем Бабура. Интересно, что Бабур также прославился своим литературным даром. Может быть это Узбекская кровь матерей Бабура и Мохаммедьяра сделала их поэтами? Или Туркменская кровь знаменитого предка Мохаммед-Амина - хана Туркмен и Дешти-Кыпчака Тахтамыша (ведь Туркмены - не менее песенный народ, чем Узбеки!).


image 
Казаньский кремль


Но стоит ли гадать и затягивать до бесконечности наш рассказ - ведь Булгары изначально были детьми семи племен Волго-Урала (Волго-Урал Булгары называли либо Туран, либо Имэн, что значит “Божественная земля“), а потом в Булгарский этнос влились тысячи и тысячи представителей десятков других народов Великой Булгарии - Турана. Не лучше ли согласиться с нашими средневековыми предками, считавшими, что поэтический талант человеку дает сам Творец...
Улугбек Мохаммед-Амин был счастлив, когда Саулия-бика в 1502 г. в Казани родила ему сына - Мохаммедьяра. Как Ашрафид - по материнской линии - Мохаммедьяр мог занять Булгарский престол, а как Чингизид (Тахтамыш относился к ханской династии Чингизхана) - ханский пост Казанского улугбека. Это делало его опасным соперником многих претендентов на Булгарский престол и пост Казанского губернатора, поэтому они постарались поскорее избавиться от него. Саин-Юсуф велел Мохаммед-Амину скрыть даже факт рождения сына. Под именем “Шейх-Гали“ Мохаммедьяр был отдан на воспитание в дом Мусы ибн Мохаммеда, где и вырос. Официально Муса считался отцом Мохаммедьяра. Муса дал и своему собственному сыну Ибрагиму, и своему приемному сыну Мохаммедьяру блестящее образование. Рассказы Мусы о героях Булгарской истории произвели громадное впечатление на молодого Мохаммедьяра, и он стал даже называться именем выдающегося деятеля Булгарской истории Бу-Юргана (Бюрган, Юрган). Почему Мохаммедьяр выбрал имя именно Бу-Юргана (иногда оно писалось в форме “Абу-Юрган“)? Бу-Юрган сумел в 7-м в. объединить распавшееся на 60 частей Булгарское княжество и передал его под власть своего племянника - кагана Курбата Кюнграта (“Кубрат“).

И Мохаммедьяр мечтал объединить современную ему Волжскую Булгарию, фактически распавшуюся на две враждовавшие части: Эчке-Казанскую (где правили потомки старшего брата Саин-Юсуфа Бураша Ашрафида) и Корым-Чаллынскую (где правили Саин-Юсуф Ашрафид и его сын Ядкар Кул-Ашраф). Казанский иль в этой борьбе попадал то под власть Эчке-Казанских, то под власть Корым-Чаллынских Ашрафидов (центрами этих частей были города Эчке-Казан и Корым-Чаллы, считавшиеся, наряду с Казанью, столицами Булгарии).
С родными отцом и матерью Мохаммедьяр виделся очень редко, т.к. Саин-Юсуф запрещал частые встречи. Эта трагедия заставила Мохаммедьяра страдать всю жизнь, но она же сделала будущего поэта сострадательным к чужой боли и бедствиям народа. Он очень любил отца и мать, но был очень привязан и к семье Мусы, сделавшей все для того, чтобы сирота при живых родителях не чувствовал себя в его доме чужим.
В сентябре 1510 г. в Казань приехала мать Мохаммед-Амина и бабушка Мохаммедьяра - малика-хатын (царица) Нур-Салтан, бывшая женой (во втором браке) Крымского хана Менгли-Гарая. Вместе с ней в главную столицу Булгарии приехал сын Менгли-Гарая и его первой жены - Сахиб-Гарай. Саулия-бика, опасавшаяся того, что враги убьют ее мальчика, сумела выпросить у Саин-Юсуфа разрешения на отъезд Мохаммедьяра в Крым вместе с Нур-Салтан.

В июне 1511 года Нур-Салтан, Сахиб-Гарай, пожилой посол Булгарии в Крыму Акчура Аяз (этот Акчура положил начало Булгарскому роду Акчуриных, а старший брат его - Яуш - положил начало Булгарскому роду Яушевых, из которого происходит знаменитый Булгарский писатель 20-го века Аяз-Гаяз Исхаки), секретарь (тебир) Булгарского посольства в Крыму Байбек Азан, Крымский посол в Булгарии Мохаммед Челеби и Мохаммедьяр поехали в столицу Крымского царства - Багчасарай - через Московию. В Москве они погостили у любимого сына Нур-Салтан - младшего брата Мохаммед-Амина Габдул-Латыфа, дяди Мохаммедьяра. Из Москвы в Крым Нур-Салтан, Мохаммедьяр и другие отправились уже по санному пути. До южной Русской границы Булгарский караван сопровождал Русский отряд, наполовину состоявший из Касимовских Булгар, а дальше, до первых Крымских разъездов - казаки, также прекрасно говорившие на Булгарском языке (Былгак был потомком Узи-Калги, сына Крымского хана Азы-Гарая и невольницы из Украинского княжеского рода Данилы, а потомком Былгака был Богдан Хмельницкий). И Багчасарай был старинным Булгарским городом, носившим вначале название Багча-Булгар (, так что никакой оторванности от родины Мохаммедьяр ни в пути, ни в Крыму не ощущал.

image

Ханский дворец в Бахчисарай, Крым


В столице Крымского царства, занимавшего весь юг Украины, Мохаммедьяр прожил четыре года - возможно, самые безмятежные и счастливые в его жизни. По уговору с Саин-Юсуфом, Нур-Салтан не имела права держать Мохаммедьяра подле себя, дабы не раскрылась всем его тайна, и поэтому будущий поэт был принят в семью Мохаммеда Челеби. Мохаммед-ага был одним из самых блестящих аристократов Тюркоязычного мира и превратил свой дом в настоящий дворец поэтов. Здесь бывали крупнейшие Крымские, Турецкие, Кавказские, Иранские и Булгарские поэты, писатели и музыканты (из Казани, Астрахани, Сибири и других Булгарских областей). Булгарский Сибирский писатель и поэт Тахтагул писал: “Когда я увидел дворец Мохаммед-ага, первый этаж которого был украшен голубыми полосами, а второй - окружен галереей с изумительной позолоченной резьбой, то подумал: вот вход в рай. А когда я вошел в прекрасный цветущий сад этого дома, где соловьи [поэты, писатели и музыканты - Ф.Н.] пели свои Арабские, Персидские и Тюркские песни, то уверился в том, что это и есть сам рай“. Здесь, в этом “саду поэтов“, Мохаммедьяр впервые ощутил стремление к поэтическому творчеству. Первые уроки поэзии дал мальчику Байбек, бывший талантливым поэтом. Байбек всегда казался беззаботным и веселым, но на самом деле он был очень чутким и наблюдательным. От него не укрылось то, Мохаммедьяр страдал в разлуке со своими родителями и дядей Габдул-Латыфом (с которым Бу-Юрган успел сдружиться во время пребывания в Московии). Поэтому добрый Байбек посвятил Мохаммедьяру такие утешительные строки:

Когда следы печали наполняют глаза,
То трудно увидеть радость.
Так давай-же хоть иногда
Забывать о печали -
Тогда мы сможем увидеть то,
Что Всевышний создал нам в радость...

Сын Мохаммед-ага - Арслан - также будущий посол Крыма в Булгарии - стал лучшим другом - сверстником Мохаммедьяра. Арслан учился в Багчасарайском медресе “Шахиния“. И Мохаммедьяр посещал это медресе - отчасти потому, чтобы составить компанию Арслану, а отчасти потому, что там преподавал известный знаток истории - шейх Касим - ученик знаменитого Булгарского историка шейха Мохаммед-Амина (отец Мохаммедьяра был назван Мохаммед-Амином в честь него)...
Несколько счастливых лет, проведенных Бу-Юрганом в Крыму, пролетели очень быстро. В 1515 г. Мохаммедьяр неожиданно получает приказ Сеид-Эмира Саин-Юсуфа немедленно вернуться в Булгарию. За мальчиком в Крым приезжает эмир Шах-Хусаин - брат Сеид-Эмира Саин-Юсуфа. Шах-Хусаин сильно влиял на Саин-Юсуфа, добился от него поста Казанского сеида и был хозяином Казани. Шах-Хусаин вел себя по отношению к Мохаммедьяру настолько жестоко, что Бу-Юрган впоследствии в своей “Казанской истории“ ни разу не упомянул об этом деятеле. Шах-Хусаин хотел заковать Мохаммедьяра в кандалы, словно преступника, и только твердый отказ старика Акчуры выполнить этот приказ заставил эмира отступить. Но за это Акчура поплатился своей дипломатической карьерой.
В Казани Шах-Хусаин осмелел и тут же посадил Мохаммедьяра в зиндан (jail - Translator"s Note) Сеидова Двора, обвинив его в написании стихов, высмеивавших Сеид-Эмира. Только вмешательство Саулии-бики спасло Мохаммедьяра от казни. Но мать не смогла спасти сына от разлуки с родителями. По приказу Сеид-Эмира Саин-Юсуфа Мохаммедьяра высылают на всю жизнь в Иран, для вида назначив его Булгарским послом в Персии. Возмущенный этим Мохаммедьяр дает обет безбрачия. Больше своих родителей и дядю он не увидит. В 1517 г. Московский князь (i.e. Basil VI, or Vasily IIIrd in the Moscovite count, 1502-1533 - Translator"s Note) отравил на своем пиру Габдул-Латыфа, а в 1518 г. умирает от тяжелой болезни (быть может, вызванной искусственно и обостренной разлукой с сыном) хан Мохаммед-Амин. В том же 1518 г. была отравлена Саулия-бика. Бахши Иман замечает, со ссылкой на данные Иш-Мохаммеда, что все эти смерти были вызваны Шах-Хусаином и его любовницей Гаухаршад-бикой (сестра Мохаммед-Амина). Шах-Хусаин мечтал перебить всех Булгарских претендентов на пост Казанского улугбека и поставить Казанским губернатором чужого послушного человека для того, чтобы хозяйничать в самом богатом иле Булгарии - Казанском - безраздельно.

По требованию Шах-Хусаина, Московский князь Василий III заставил выпить кубок с ядом догадавшегося обо всем Габдул-Латыфа, а еще раньше один из подкупленных Шах-Хусаином слуг Мохаммед-Амина отравил (но не до смерти) своего хана. А Гаухаршад-бика хладнокровно участвовала в отравлении Саулии-бики. Но всего этого Мохаммедьяр так и не узнал, и сохранял с теткой Гаухаршад-бикой, притворявшейся его другом и шпионившей за ним, хорошие отношения.
Шах-Хусаин добился уничтожения ненавистной ему семьи Казанского губернатора Мохаммед-Амина и в 1519 г. поставил Казанским губернатором всецело зависимого от него Касимовского хана Шах-Гали (Булгарское Касимовское царство находилось в унии с Московским княжеством). В 1521 г. Шах-Хусаин умер, и его ставленник Шах-Гали (которого, по требованию Шах-Хусаина (and I hope this plot makes sense to you - Translator"s Note), заставил служить Казани Московский князь) с радостью покинул Казань, т.к. служить жестокому Казанскому сеиду “ему было неприятно“...

В Иране, этой волшебной “стране поэтов“, Мохаммедьяр пробыл до конца 1530-х гг. В своих воспоминаниях он писал, что значительную часть времени был вынужден играть скучную роль Булгарского посла “Шейх-Гали“, а в свободное время с удовольствием собирал старинные книги и изучал Иранскую, Арабскую и Тюркскую поэзию, совершенствуясь в стихосложении. Ежегодно он в составе караванов Иранских, Центральноазиатских, Китайских и Индийских паломников совершал хадж и бывал в различных Арабских странах и соседних с Ираном государствах. Гаухаршад, руководившая слежкой за Мохаммедьяром, очень скоро убедилась в том, что Бу-Юрган не стремится к занятию Булгарского престола или поста Казанского губернатора, и поэтому не ограничивала передвижения “Шейх-Гали“ по Востоку.
Однажды Мохаммедьяру удалось съездить к своему знаменитому родственнику - шаху Закирэддину (Бабуру). “Когда я посетил шаха Бабура,- вспоминал Мохаммедьяр,- я напомнил ему о нашей родственности. В ответ он обнял меня и велел называть его дядей, сразу развеяв слухи о своей всегдашней суровости... Он одобрил мои стихи, а одна газель о моих скитаниях вдали от родной Казани, которую я написал под влиянием шейха Камала, и поэтическое письмо отца брату Габдель-Латыфу “В чем сила родства“ вызвали у него слезы...“ 

Между тем в Булгарии Эчке-Казанские сеиды - Ашрафиды боролись с Корым-Чаллынскими Сеид-Эмирами - Ашрафидами за власть над Казанью и всей Булгарией. В 1521 г. сын Эчке-Казанского сеида Бураша - сеид Мансур - смог овладеть Казанью и поставить там губернатором Сахиб-Гарая. В 1524 г. люди Мансура убивают Саин-Юсуфа, и новым Сеид-Эмиром Булгарии становится сын Саин-Юсуфа Ядкар Кул-Ашраф Артан. Под давлением Кул-Ашрафа Казанский губернатор Сафа-Гарай (племянник Крымского хана Сахиб-Гарая), собиравшийся вначале служить Мансуру, переходит на службу Кул-Ашрафу. В 1531 г. Гаухаршад перешла на сторону сына сеида Мансура - Эчке-Казанского сеида Мамеда и помогла ему свергнуть Сафа-Гарая и установить в Казани свою власть. Новым Казанским губернатором Мамед, по совету Гаухаршад, ставит Касимовского хана Джан-Гали - младшего брата Шах-Гали. Шах-Гали предлагает Мамеду свою кандидатуру на пост Казанского губернатора, обещая, что в случае назначения его на этот пост он присоединит к Булгарии Касимовское царство. Мамеду понравилось это предложение, и он стал подготавливать замену Джан-Гали на Шах-Гали.
Гаухаршад, предпочитавшая видеть в Казани зависимого от нее Джан-Гали, решила погубить нелюбимого ею Шах-Гали (он был, в отличие от брата, слишком самостоятельным). Перехватив несколько писем Шах-Гали к Мамеду, Гаухаршад выдала их Московскому правительству, а оно, узнав о заговоре, бросило мятежного Касимовского хана в тюрьму. Но в 1535 г., когда войско Кул-Ашрафа двинулось к Казани, Гаухаршад предала Джан-Гали и, ради спасения своей жизни, перешла на сторону Сеид-Эмира. Люди Кул-Ашрафа повесили Джан-Гали и заняли Казань. Казанским губернатором Кул-Ашраф вновь поставил служившего ему Сафа-Гарая. Гаухаршад попыталась подчинить Сафа-Гарая своему влиянию через Сююнбику, но потерпела неудачу из-за отказа Сююнбики иметь с ней дело. В 1536 г. Гаухаршад умерла из-за расстройства по поводу того, что ее разоблачили при попытке отравить Сююнбику.


 image
Казань. Рис. из книги Ал. Олеари, 1626 г.



Чудом спасшаяся от гибели Сююнбика решила совершить хадж, чтобы возблагодарить Всевышнего за эту его милость. Осуществление этого благочестивого намерения неожиданно привело к тому, что в ее жизнь вошел герой нашего рассказа - несчастный изгнанник Мохаммедьяр...
В 1536 г. Мохаммедьяр, воспользовавшись запросом Сююнбики о возможности совершения хаджа через территорию Персии, посылает в Казань свою стихотворную просьбу о разрешении вернуться в “Шахри Булгар“ (Булгарию). Покоренная проникновенными стихами в ее честь, Сююнбика уговаривает Сафа-Гарая добиться этого разрешения у Кул-Ашрафа. Сеид-Эмир стал тянуть с ответом на просьбу Сафа-Гарая “о милости для Мохаммедьяра“. В этот решающий момент Бу-Юргану помог его старый друг - Сахиб-Гарай: он помог организовать переезд “Шейх-Гали“ из Персии в Крым через Азак (Азов), и Кул-Ашраф, испугавшись того, что Турецкий султан сможет использовать Мохаммедьяра в своих дипломатических играх, немедленно согласился на возвращение изгнанника в Казань. В 1538-1539 гг. Мохаммедьяр приезжает в Казань из Крыма с собранной им в Персии огромной библиотекой в тысячу связок книг и дарит ее Казанскому Исламскому университету “Мохаммад-Аламия“. Когда книжный караван прибыл к восьми-минаретному зданию университета, из его дверей навстречу Мохаммедьяру вышел седой старик с благородной внешностью. Это был имам-хатыб (ректор) университета, в котором Бу-Юрган с радостью узнал своего любимого учителя истории шейха Касима...

Переполненный радостью от встречи с родиной, Мохаммедьяр издает свои знаменитые поэтические произведения - “Тухваи мардан“ - “Дар мужам“ (1540 г.) и “Нуры содур“ - “Свет сердец“ (1542 г.). Первое сочинение Мохаммедьяр посвящает Сафа-Гараю, а второе - своему лучшему другу и почитателю Сахиб-Гараю. Сахиб-Гараю Мохаммедьяр хотел посвятить и свою блестящую историческую работу - летопись “Казанская история“, но не успел ее закончить... В 1532-1551 гг. Сахиб-Гарай занимал престол Крымского царства. В 1551 г. враги оклеветали его перед Турецким султаном, лживо обвинив, между прочим, и в связях с противником Турции - шахом Ирана. Существование этой связи враги доказывали тем, что Сахиб-Гарай смог помочь Мохаммедьяру переехать из Ирана в Крым. Турецкий султан поверил в клевету - и с его разрешения Булюк-Гарай (сын Сафа-Гарая) задушил в 1551 г. Сахиб-Гарая...
В Казани Мохаммедьяр - после долгого перерыва - встретился с Ибрагимом и познакомился с его сыном Куба-Касимом. Куба-Касим без колебаний подарил Мохаммедьяру принадлежавшее ему право на взимание налога с игенчеев (земледельцев) одного из горных аулов (этот аул получил имя поэта - Бюрган, дошедшее до нас в форме “Бюрганы“).
Кул-Ашраф пытался подорвать автономию Казанского иля, для чего всячески пытался ослабить позиции господствовавших в Казани удельных феодалов-аристократов (уланов или казанчиев). С одобрения Кул-Ашрафа губернатор Сафа-Гарай производил раздачу Казанских земель кочевым наемным феодалам из Кыпчакских орд, которых в Булгарии называли “Татарами“. Этих наемников Кул-Ашраф хотел использовать в борьбе против уланов. Но наемные феодалы стали угнетать подвластных им игенчеев гораздо сильнее, чем Булгарские феодалы-уланы. Куба-Касим и Мохаммедьяр, увидев это, стали выступать против раздачи Казанских земель “Татарам“, а значит - и против политики Кул-Ашрафа и Сафа-Гарая. На некоторое время Мохаммедьяр и Куба-Касим стали союзниками врага Кул-Ашрафа - Эчке-Казанского сеида Мамеда Ашрафа (двоюродного племянника Кул-Ашрафа), стремившегося занять Булгарский престол и объявившего себя сторонником автономии Казанского иля и удельных феодалов. В 1546 г. созданное Мамедом в Эчке-Казани уланское ополчение на короткое время время заняло Казань и изгнало вон ставленника Кул-Ашрафа хана Сафа-Гарая.

Новым Казанским улугбеком Мамед поставил Хан-Керманского (Касимовского) хана Шах-Гали, а пост Казанского бахши (премьер-министра) предложил Куба-Касиму. Куба-Касим принял это предложение - но только после того, как Мамед выполнил его просьбу: согласился с назначением Мохаммедьяра Казанским сеидом. Булгарский патриотизм и прекрасное знание Шах-Гали Булгарской культуры понравились Мохаммедьяру и Куба-Касиму, и между ними завязались дружеские отношения. Шах-Гали сумел убедить Мохаммедьяра и Куба-Касима в том, что в условиях, когда Турция ничем не может помочь Булгарии, а Московия не угрожает Булгарской государственности, Булгарии или ее западной части - Казанскому илю - выгоднее всего быть во внешнеполитическом союзе (унии) с Москвой под эгидой Московского правителя (i.e. John IV the Terrible, 1533-1574 d. 1584 - Translator"s Note). Подобную унию - не затрагивавшую государственности и внутренней самостоятельности Булгарии и обязывавшую Булгарских царей лишь согласовывать с союзником свои внешнеполитические действия - Булгарское царство уже заключало в 1236-1278 гг. с Монгольской империей, а в 1278-1437 гг. - с Дешти-Кыпчаком (i.e. Kypchak Khanaate - Translator"s Note).
При помощи Шах-Гали и Мохаммедьяра Куба-Касим принялся отбирать у Казанских Кыпчаков - “Татар“ незаконно присвоенные ими государственные и уланские земли. В ответ наемники подняли восстание против Казанских губернских властей и стали угрожать городу Казани. Во главе наемников стал Булгарский аристократ Бибарс Рыштау, решивший выслужиться перед Кул-Ашрафом. Шах-Гали, Мохаммедьяр и Куба-Касим вместе покидают Казань и плывут вниз по Волге на корабле. По пути, в Тэтэше (Тетюшах) Мохаммедьяр и Куба-Касим высаживаются на берег и разъезжаются по своим поместьям, находившимся рядом, а Шах-Гали плывет дальше, к югу, и у Саратау (Саратов) встречается со своим спасителем - пограничным Касимовским отрядом...
Казанский купеческо-ремесленный магистрат “Тюмэн“ (орган самоуправления горожан-Казанцев), опасавшийся резни, отказался впускать в город “Татар“ и Сафа-Гарая до тех пор, пока Мохаммедьяр не будет возвращен на пост Казанского сеида. Кул-Ашраф, самолично подъехавший к Казани из Корым-Чаллов, скрепя сердце, дает на это согласие. Мохаммедьяра вызывают из Бюргана в Казань, и он (так было положено!) утверждает Сафа-Гарая Казанским губернатором (Сеид-Эмиры, а иногда и Эчке-Казанские сеиды - Ашрафиды, назначали областных сеидов, а те уже утверждали феодалов на посту правителей областей - губерний или царств; Эчке-Казанских сеидов, бывших главными гарантами автономии Казанского иля, назначали не Сеид-Эмиры, а избирали - из членов рода Ашрафидов - Булгарские феодалы). В свою очередь Мохаммедьяр согласился стать Казанским сеидом только после того, как Кул-Ашраф и Сафа-Гарай дали обещание не мстить горожанам-Казанцам и Куба-Касиму.
Вскоре после вступления в должность Сафа-Гарай, с одобрения Кул-Ашрафа, казнил некоторых Казанских аристократов - друзей Шах-Гали, в т.ч. и старого приятеля Мохаммедьяра Байбека. Только мольбы “Тюмэна“ заставили Мохаммедьяра, потрясенного жестокостью Сафа-Гарая, остаться на посту сеида.

В 1548 г. Сафа-Гарай выходит из повиновения Кул-Ашрафу, и Мохаммедьяр получает приказ Сеид-Эмира покинуть Казань. Однако, Мохаммедьяр опять, по просьбе “Тюмэна“ и Сююнбеки, остается на своем посту...
Когда Мохаммедьяр впервые встретился с Сююнбикой, то влюбился в нее с первого взгляда. Она была очень красива и добра к людям - не случайно Булгарский народ дал ей свое имя - Сююмбика (“Любимая госпожа“). Из любви к ней Бу-Юрган пытался защитить ее власть и авторитет в Казани, хотя часто очень резко критиковал действия Сафа-Гарая. Авторитет самого Мохаммедьяра резко возрастает после того, как по ходатайству шейха Касима он избирается руководителем Булгарского суфийского братства “Эль-Хум“. Это братство, владевшее городом Болгаром, было настоящей демократической партией. Оно пыталось ослабить феодальный гнет, требовало конфискации земель и изгнания из Булгарии “Татар“, строило планы создания в Булгарском государстве царства всеобщего благоденствия (слово “хум“ на языке Тенгрианских камов-шаманов значило “благодать“, “благоденствие“).

Деятельность “Эль-Хума“ протекала в русле идей Тенгрианства (до-Исламской Булгарской национальной религии) о необходимости поддержания изначального равенства всех людей и справедливого распределения жизненных (материальных) благ, подтвержденных Кораном. Священным центром “Эль-Хума“ была роща Мусульманских (Исламских) мучеников в Болгаре, бывшая раньше местом Тенгрианских молений (карамат). На ее территории находились Тенгрианская башня “Эль-Хум“ (которую ученые называют “малым столпом или минаретом“) и усыпальница Исламских мучеников (называвшаяся также “Царской усыпальницей“).
Как видим, Булгарская суфийская идеология сохранила ряд демократических идей Тенгрианства и поэтому стала фундаментом Булгарского Ислама, заметно отличавшегося от Ислама других стран мира. Меняя свои названия, братство “Эль-Хум“ просуществовало до 1923 года, когда было запрещено Большевиками и перешло на нелегальное положение. Знаменитыми руководителями “Эль-Хума“ на разных этапах его истории были Кул Гали, Махмуд Булгари (14 в.), Жабык-Мохаммед Ашрафид (15 в.), Бахши Иман - потомок Куба-Касима, мулла Мурад (18 в.), сеид Джагфар (начало 19 в.), Багаутдин, Сардар, Газизан и Гаян Ваисовы (Багаутдин был убит царской охранкой в 1893 г., Сардар был убит Татарскими черносотенцами в 1918 г., Газизан большую часть жизни провел в Сталинских лагерях, Гаян был убит работниками НКВД в Польше в 1939 г.)...

В 1549 г. агенты Кул-Ашрафа отравили Сафа-Гарая, и войско Сеид-Эмира занимает Казань. Куба-Касим назначается Кул-Ашрафом Казанским бахши, а Мохаммедьяр мужественно отправляется в Корым-Чаллы к Сеид-Эмиру с просьбой о назначении новым Казанским улугбеком сына Сафа-Гарая и Сююнбики - двухлетнего Утямыш-Гарая. Опасаясь за жизнь друга, Куба-Касим дал ему свое письмо для Кул-Ашрафа, в котором просил Сеид-Эмира простить Мохаммедьяра и оставить его на посту Казанского сеида “для пользы дела“. При личной встреч с Мохаммедьяром Кул-Ашраф, пораженный смелостью поэта, решает оставить его на посту сеида и разрешает ему утвердить Утямыш-Гарая в качестве нового Казанского губернатора, а Сююнбику - регентшей при нем. Несомненно, что на это решение Сеид-Эмира повлияло и мнение Куба-Касима, которому Кул-Ашраф доверял все больше.

В феврале 1550 г. огромное Московское войско осадило Казань. Официально его возглавлял Московский царь Иван IV (будущий Грозный), но фактически он еще не был полновластным правителем и вынужденно выполнял приказы влиятельной в Москве Христианско-экстремистской партии, возглавляемой князем Владимиром Старицким, попом Сильвестром и Костромскими помещиками Адашевыми. Эту партию в Булгарии называли “вонючими бурлаками (разбойниками)“. Эти “вонючие бурлаки“ хотели в союзе с Христианской Западной Европой сокрушить Ислам во всем мире, и, прежде всего, уничтожить Исламскую Булгарию и Исламский Булгарский народ. Во время ожесточенного обстрела Казани москвитянами погибли друзья Мохаммедьяра - сын Сафа-Гарая Гази-Гарай и Крымский посол Арслан Челеби. В решающий момент Московского штурма Мохаммедьяр и Сююнбика вышли на стену города с зеленым знаменем. Вдохновленные появлением своих любимцев, Казанцы отбили Московский приступ и 25 февраля заставили Московское войско отступить.
Противодействуя планам “вонючих бурлаков“, Мохаммедьяр рассчитывал при помощи Шах-Гали и Куба-Касима договориться с Иваном IV об унии Москвы и Казани, т.к. сам Московский царь не был ненавистником Ислама. Мохаммедьяр видел, что раздираемая внутренними распрями Булгария не в состоянии удержать Казанский иль и хотел ценой заключения унии Москвы и Казани сохранить Булгарскую государственность в Казанском иле. При этом в Восточной Булгарии (с центром в Корым-Чаллах) Мохаммедьяр планировал сохранить независимую Булгарскую государственность во главе с Кул-Ашрафом. “Вонючие бурлаки“ не прекращали войны против Булгарии и к лету 1551 г. войска Кул-Ашрафа были наголову разбиты. Булгария потеряла север Горной стороны, где Московское войско соорудило мощную военную базу для захвата Казани - крепость Ивангород (позднее получила название “Свияжск“). В этот момент Эчке-Казанский сеид Мамед решает перейти на сторону “вонючих бурлаков“, обещавших ему в обмен на сдачу им Казанского иля Москве пост главного муллы.

 Это было лживым обещанием, т.к. “вонючие бурлаки“ хотели вообще вырезать все Мусульманское население, но Мамед, ослепленный ненавистью к Кул-Ашрафу, поверил обещаниям врагов Ислама. Когда Эчке-Казанское ополчение Мамеда двинулось на Казань, к нему присоединились и “Татары“ Бибарыса, недовольные тем, что Кул-Ашраф передал власть в Казани их врагам - Мохаммедьяру и Куба-Касиму. Действительно, Мохаммедьяр и Куба-Касим в период регентства Сююмбики были полновластными хозяевами Казани и по их предложениям Сююмбика проводила демократические реформы в пользу среднего слоя горожан и игенчеев, а также конфисковывала земли у “Татар“. Когда войско Мамеда стало окружать Казань, пришел приказ Кул-Ашрафа о выезде из города Корым-Чаллынского отряда, Куба-Касима, Мохаммедьяра, Сююнбики и Утямыш-Гарая. Сююнбика отказалась покинуть город (ведь это было бы ее политической смертью), и Мохаммедьяр остался в Казани с ней, чтобы защитить ее и ее сына. По поручению “Тюмэна“ он заключает договор с Мамедом: Мамед обещал выпустить из Казани Корым-Чаллынцев и Куба-Касима и оставить на посту губернатора Утямыш-Гарая, а Мохаммедьяр соглашался впустить в Казань его уланов и небольшую часть “Татар“. Но едва Куба-Касим и Корым-Чаллынский отряд ушли в Корым-Чаллы, как Мамед арестовал Сююнбику и Утямыш-Гарая по требованию “Татар“. Мохаммедьяр попытался помешать аресту - и также был брошен в тюрьму.

Немедленно начались очень сложные и отдельные друг от друга переговоры Ивана IV, “вонючих бурлаков“, Мамеда и Кул-Ашрафа. Кул-Ашраф, благодаря советам Куба-Касима, понял, что только реализация плана Мохаммедьяра об унии Москвы и Казани спасет независимость Восточной Булгарии, и выдвинул его на переговорах с представителем Ивана IV - Касимовским ханом Шах-Гали. Мамед, надеясь договориться с “вонючими бурлаками“, выдал Москве Сююнбику и ее сына, но внезапно один из “вонючих бурлаков“ - князь Семен Микулинский - переходит на сторону Ивана IV и Шах-Гали, что обеспечило перевес Ивану IV над “вонючими бурлаками“ и принятие Москвой плана Мохаммедьяра об унии Казани с Москвой (в качестве “Царства Казанского“ под управлением Мусульманских царей). Восточной Булгарии Иван IV оставляет независимость. Первым царем “Царства Казанского“ был избран, по предложению Мохаммедьяра, Куба-Касима и Кул-Ашрафа, Шах-Гали. Как только Шах-Гали в августе 1551 г. въехал в Казань, то казнил Мамеда и вождей “Татар“. Но выжидавший до времени глава Русской православной церкви митрополит Макарий в начале 1552 г. примкнул к “вонючим бурлакам“, что заставило Ивана IV опять подчиниться Христианско-экстремистской партии и принять их план присоединения Царства Казанского непосредственно к Московии в качестве обычной Русской области с последующим уничтожением Мусульманского населения.

image


В марте 1552 г. Москва разорвала унию с Царством Казанским и заставила Шах-Гали выехать в Московию, после чего Московское войско вместе с некоторыми уланами и “Татарами“ двинулось к Казани, чтобы занять ее. Понимая, что “вонючие бурлаки“ в любом случае произведут резню Мусульманского населения, Мохаммедьяр, как Казанский сеид, призвал “Тюмэн“ присоединиться к Восточной Булгарии Кул-Ашрафа и дать отпор коварному врагу. “Тюмэн“ быстро созвал ополченцев, которые, по приказу Мохаммедьяра, закрыли ворота Казани и призвали на помощь войско Кул-Ашрафа. Московское войско, увидев решимость Казанцев сражаться, отступило, и в Казань вошел отряд Кул-Ашрафа. В мае 1552 г. Мохаммедьяр безоружным отправился на корабле в город Болгар, чтобы вознести молитву Всевышнему за спасение Булгарской державы, но у города попал в засаду Московского отряда Северги Баскакова и был изрублен врагами в куски. Булгарское войско, брошенное спустя некоторое время на поиски Мохаммедьяра, разгромило Московский отряд, и Северга Баскаков с 30 другими своими воинами был казнен за свое преступление в Казани. Но это уже не могло вернуть к жизни великого Булгарского патриота и поэта.

В жизни он испытал немало притеснений, горя и лишений, но не ожесточился и всегда помогал не только своему народу, но и другим народам, в т.ч. и Русскому народу. Задолго до своей гибели Мохаммедьяр стал в глазах Булгар национальным героем. Его останки, как гласят предания, были погребены в Царской усыпальнице Рощи Мусульманских мучеников в городе Болгаре - рядом с могилами Кул Гали, его потомка хана Габдуллы, эмира Азана, хана Тахтамыша, хана Улуг-Мохаммеда...
Думается, что в 2002 году, когда Булгары всего мира будут отмечать настоящее 500-летие со дня рождения Мохаммедьяра, к этой усыпальнице придет не одна тысяча почитателей великого Булгарского поэта и гражданина.


Академик МАБИК - Ф.Нурутдинов Тухчи аль Булгари
публ. в т.3 ДТ, изд. в-ка "Болгар Иле", 1997 г.,стр.145-156



П.П.
След няколко дни ще добавя превод на български. Изключитолно важни сведения за миналото на българите по света и у нас, съзнателно заличавени и подменяни във времето...

На болгарском языке:
atil.blog.bg/history/2015/02/02/neizvestniiat-mohamediar-bu-iurgan-avtora-na-poslednata-knig.1335115



Гласувай:
2
0



1. atil - Текста е доста дълъг и реших превода ...
31.01.2015 13:03
Текста е доста дълъг и реших превода на български да излезе в отделен постинг. С други илюстрации, този историческа личност е с огромно значение, световно дори, а за нас като пример и поука, но сайта е български, публикациите са насочени главно към нашите сънародници в България на Балканите и емигриралите по света.
По-късно ще преведа и статията - "Украинская Троя" на български, като отделен постинг също.
http://atil.blog.bg/history/2015/01/31/.863011
цитирай
Търсене

За този блог
Автор: atil
Категория: История
Прочетен: 4397726
Постинги: 534
Коментари: 2549
Гласове: 3265
Календар
«  Декември, 2020  
ПВСЧПСН
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031